Федерация профсоюзов Красноярского края


О ФПКК
Для работников
Социальное партнерство
Для профактивистов
Профсоюзные акции
Официальные документы
"Профсоюзы Красноярья"
   2003-й год
   2004-й год
   2005-й год
   2006-й год
   2007-й год
     N01-2007
     N02-2007
     N03-2007
     N04-2007
     N05-2007
     N06-2007
     N07-2007
     N08-2007
     N09-2007
     N10-2007
     N11-2007
     N12-2007
     N13-2007
     N14-2007
     N15-2007
     N16-2007
     N17-2007
     N18-2007
     N19-2007
     N20-2007
     N21-2007
     N22-2007
     N23-2007
     N24-2007
     N25-2007
     N26-2007
     N27-2007
     N28-2007
     N29-2007
     N30-2007
     N31-2007
     N32-2007
     N33-2007
     N34-2007
     N35-2007
     N36-2007
     N37-2007
     N38-2007
     N39-2007
     N40-2007
     N41-2007
     N42-2007
     N43-2007
     N44-2007
     N45-2007
     N46-2007
     N47-2007
     N48-2007
   2008-й год
   2009-й год
   2010-й год
   2011-й год
   2012-й год
   2013-й год
   2014-й год
   2015-й год
   2016-й год
   2017-й год
   2018-й год
   2019-й год
Ваш вопрос - наш ответ
Молодежный совет ФПКК
АгитPRоф

#ПрофсоюзыПротив!
ФПКК-ТВ
Профбиблиотека
Профсоюз помог
О зарплате
Партия ''Союз Труда''
Профсоюзные каталоги
Охрана труда
Занятость населения
Отдых и оздоровление
Профсоюзы и спорт
В помощь информработникам
ФПКК в сети
ТОП-10 fpkk.ru

Первое профсоюзное интернет-тв


 Новое на сайте:

Как накалялась сталь ЭВРЗ

Спасти ЭВРЗ! 1700 человек могут остаться без работы!

Обязательства выполнены

Сергей Цвиров: "Вкладываясь в обучение профсоюзного активиста, профсоюз инвестирует в себя и свое будущее"


На сайте размещено
материалов: 2564


"В помощь информационным работникам профсоюзов"

"Профсоюзы Красноярья"

Подписка на Солидарность с приложением Профсоюзы Красноярья

Twitter YouTube LiveJournal Facebook вКонтакте

Полный каталог профсоюзных сайтов России! (структура ФНПР)

Профсоюзные средства массовой информации в сети Интернет

Структуры профсоюзного образования в сети Интернет

Зарубежные профсоюзные сайты на русском языке (международные объединения профсоюзов и другие профсоюзные организации и структуры разных стран)

www.fnpr.ru

Газета Солидарность

"Всероссийская политическая партия Союз Труда"

Академия труда и социальных отношений


Восточно-Сибирский региональный учебный центр профсоюзов

 
Визитка Федерации профсоюзов Красноярского края (файл в формате pdf, готовый для печати)
В представлении профсоюзов края работа должна быть в радость и удовольствие, а работники должны быть уважаемыми гражданами в обществе и на рабочем месте.

N26-2007

"Посредник в хорошем смысле"

В начале девяностых профсоюзы вывели шахтеров на забастовку. Им были нужны перемены. В результате к власти пришел Ельцин. Насчет перемен все в порядке. Количество превзошло все ожидания. А насчет качества никто ничего не обещал. Вот как раз о качестве перемен и пойдет речь с Олегом ИсЯновым, председателем Федерации профсоюзов Красноярского края.


— Профсоюзы в нынешних условиях имеют мало возможностей для маневра. Либо они становятся в крайнюю оппозицию к власти, либо попадают в полную зависимость от работодателей…

— Есть третий вариант, когда профсоюзы становятся посредниками между работодателями и наемными рабочими. В хорошем смысле слова посредниками, которые призваны представлять интересы наемных рабочих. Наша организация придерживается именно этой линии, мне кажется на сегодня это лучший выход. Мировой опыт показывает — когда наемные работники входят в какую-то организованную структуру, они эффективнее решают свои вопросы в переговорах с капиталом. Правда, есть одно существенное условие — активное участие государства. Хороший пример в этом смысле представляет Германия, которую можно считать развитой капиталистической страной, где развита система социального партнерства. Есть собственники, есть наемные работники, но есть и третья сторона, исполнительная власть, которая, по моему глубокому убеждению, должна быть заинтересована в достойной заработной плате, достойных условиях труда и пенсии на той территории, где она управляет. В этих вопросах, которые я назвал, у нас с исполнительной властью цели совпадают, и мы ищем подходы в этом направлении.

Развитие экономики также является приоритетом для власти. Естественно, если ничего не развивается, ничего не производится, откуда взять деньги на выполнение социальных программ. Здесь мы тоже союзники. Но бывают ситуации, когда власть выступает как работодатель, например, при решении вопросов зарплаты бюджетникам, и тогда становится нашим оппонентом. Но еще раз — при работе с крупным бизнесом, с финансово промышленными группами мы считаем, что исполнительная власть должна быть нашим союзником…

— Производительным трудом в крае занято не так много взрослого населения… Их права каким образом защищены, ведь почти все они — работники крупных корпораций?

— Ситуация мне знакома, поскольку раньше я работал в Сибирской угольно-энергетической компании, возглавлял профсоюзную организацию Березовского разреза. Механизмы защиты есть. Как все это происходит? Если говорить об угольщиках, они организованы в профсоюз работников угольной промышленности. На уровне министерства и Центрального комитета угольщиков заключается федеральное тарифное соглашение, в котором прописываются базовые показатели по условиям труда, повышения заработной платы, социальным гарантиям. В этом соглашении участвуют все крупные ФПГ — со стороны работодателей. И что в нем будет отражено, зависит во многом от профсоюза. Точно такое же соглашение есть у металлургов, энергетиков, железнодорожников — то есть во всех крупных отраслях. Схема примерно одна — федеральное соглашение является основой, оно задает минимальные границы. Затем, уже на уровне территорий, оно может быть расширено — с учетом региональных особенностей. Многие ФПГ имеют головной офис, как правило, в Москве. А предприятия располагаются в Сибири, на Дальнем Востоке. Там имеются территориальные профсоюзные организации, которые подписывают соглашения — с учетом региональных особенностей. И уже на уровне отдельных предприятий подписываются коллективные договоры, где все детализировано, привязано к специфике предприятия. Система социального партнерства все-таки работает.

— Скажите, отчего прибыль ФПГ и зарплата наемных рабочих настолько не соответствует друг другу?

— Самый тяжелый вопрос — как заставить собственников делиться прибылью с наемными работниками. Скажу вам, что после принятия нового Трудового кодекса возможности профсоюзов влиять на эти процессы ограничились. Это естественно, поскольку депутаты Государственной Думы по преимуществу представляют интересы крупных ФПГ. В старом кодексе были прописаны вещи, нужные для работников и профсоюзов. Например, требовалось согласие профсоюзов при массовых сокращениях. Согласие, а не мнение. И еще ряд моментов, которые, по мнению тогдашних властей, тормозили развитие бизнеса. В середине девяностых, если помните, по стране прокатилась волна забастовок, тогда же и было принято решение разработать новый Трудовой кодекс. Под лозунгом — не мешать бизнесу развиваться. Профсоюзы частично лишились возможности законодательно, полноценно отстаивать интересы людей труда, остался один вариант — массовые коллективные действия...

— Но это локальная проблема. А есть системная — целенаправленное уничтожение престижа человека труда. Где люди, которые производят продукт? Их в принципе нет — в газетах, в учебниках, в телевизорах — нигде…

— Правильно, раньше была совсем другая идеология и она прививалась с детства. Довольно простые мысли прививались — кем быть, какую пользу приносить. Абсолютно корректная идеология, и сейчас, пусть и неохотно, но государство будет вынуждено возвращаться к ней…

— Посчитайте выпускников учебных заведений — потенциальных хозяев в 80 раз больше, чем потенциальных работников…

— То, что мы имеем, в корне ненормально. Что будет с детьми — не понятно. Очень сложно объяснять им очевидные вещи. Кем угодно готовы быть — только не теми, кто зарабатывает деньги своим трудом. И вообще — деньги сейчас не зарабатывают, их "делают". Этот стереотип было очень легко внедрить в сознание, а вот изменить его сложно.

— Бюджет наполняют металлурги и шахтеры, имеют ли они право хотя бы посмотреть, как их деньги тратят депутаты?

— А ситуация в принципе не отличается от той, что имеется на каждом предприятии. Немало депутатов представляют интересы бизнеса, поэтому схема действий везде одинакова. Все предельно просто: власть говорит бизнесу — отдай нам наши налоги. Бизнес эти налоги отдает. После уплаты налогов остается чистая прибыль, на которую должен был бы иметь право трудовой коллектив. Однако новый трудовой кодекс эту возможность аннулировал. В старом кодексе были прописаны механизмы, позволяющие регулировать эти моменты. В большинстве стран такие моменты закреплены законодательно, на государственном уровне — при распределении прибыли неплохо спросить и тех, кто эту прибыль заработал. У нас этого нет, работника так далеко отодвинули от этого процесса…

— Странная ситуация получается. Так только в семьях с глупыми и злыми женами бывает. Она сидит, ничего не делает, муж приносит зарплату, а потом каждую копейку клянчит…

— Грубовато несколько, но общую ситуацию в стране описывает. Те, кто зарабатывает деньги, производит реальный продукт, вынуждены еще и добиваться достойной оплаты своего труда. Не нравится — увольняйся, такой простой разговор. Адекватным же ответом в этой ситуации являются организованные солидарные действия работников.

— А опасно быть в профсоюзе?

— Опасно, в этом я на своем опыте убедился. Когда на Березовском разрезе объявили о сокращении 1 тысячи человек из 3 тысяч работающих, профком включил все механизмы защиты. Бизнес тоже включил. Вплоть до того, что милиция нас проверяла. Физические угрозы поступали некоторым профсоюзным лидерам.

— Скажите, а над шахтерскими профсоюзами грех не довлеет — это же вы Ельцина привели, так считается. Касками стучали…

— Первый забастовочный комитет у нас появился в 1991 году. И я в нем был, работал тогда на разрезе наладчиком. Мы хотели чего? Изменений в лучшую сторону. Но изменений не до такой же степени…

— То есть получилось намного больше, чем хотели?

— Надо было менять, я и сейчас в это уверен. Но не ломать же все. Китай как-то смог сохранить жесткую вертикаль управления, проводя свои реформы, и они у них действительно изменили ситуацию в лучшую сторону…

— Пенсионеры — бывшие работники, те, кто создал все, чем мы сейчас пользуемся. Почему не входят в сферу внимания профсоюзов? Уж они-то точно заслужили…

— Почему же не входят? Любой работник, уходя на пенсию, имеет право оставаться в профсоюзной организации своего предприятия. Достаточно много пенсионеров к нам обращаются, в отраслевые комитеты, в профсоюзные организации на предприятиях. В коллективных договорах прописаны гарантии для пенсионеров. По крайней мере, у угольщиков предусматривалась материальная помощь, компенсация медицинских услуг. На богатых предприятиях даже дополнительную пенсию платят.

— Но у нас есть, например, пенсионеры с телевизорного завода. Им что, магазин, который там сделали, станет подарки дарить и пенсию платить…

— Есть такая проблема. Недавно бабушка приходила, ей 80 лет, по сходному вопросу. Не то чтобы у нее какие-то проблемы, просто обидно человеку. Работала на одном из исчезнувших ныне красноярских предприятий с самого его создания. Просит прикрепить ее к какой-нибудь профсоюзной организации. Что тут сделаешь? Нет предприятия— нет профсоюза.

Ю. ВЛАДИМИРОВ



26.07.2007 - 18:59
943



Версия для печати Версия для печати

Наверх

© Красноярское краевое объединение организаций профсоюзов
''Федерация профсоюзов Красноярского края'', 2003-2019
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.
Рейтинг@Mail.ru