Федерация профсоюзов Красноярского края


О ФПКК
Для работников
Социальное партнерство
Для профактивистов
Профсоюзные акции
Официальные документы
"Профсоюзы Красноярья"
   2003-й год
     N29-2003
     N30-2003
     N31-2003
     N32-2003
     N33-2003
     N34-2003
     N35-2003
     N36-2003
     N37-2003
     N38-2003
     N39-2003
     N40-2003
     N41-2003
     N42-2003
     N43-2003
     N44-2003
     N45-2003
     N46-2003
     N47-2003
     N48-2003
   2004-й год
   2005-й год
   2006-й год
   2007-й год
   2008-й год
   2009-й год
   2010-й год
   2011-й год
   2012-й год
   2013-й год
   2014-й год
   2015-й год
   2016-й год
   2017-й год
   2018-й год
   2019-й год
Ваш вопрос - наш ответ
Молодежный совет ФПКК
АгитPRоф

#ПрофсоюзыПротив!
ФПКК-ТВ
Профбиблиотека
Профсоюз помог
О зарплате
Партия ''Союз Труда''
Профсоюзные каталоги
Охрана труда
Занятость населения
Отдых и оздоровление
Профсоюзы и спорт
В помощь информработникам
ФПКК в сети
ТОП-10 fpkk.ru

Первое профсоюзное интернет-тв


 Новое на сайте:

Обязательства выполнены

Сергей Цвиров: "Вкладываясь в обучение профсоюзного активиста, профсоюз инвестирует в себя и свое будущее"

Дотянуть до зарплаты, или как выполняются майские

Оплата труда - на контроле


На сайте размещено
материалов: 2561


"В помощь информационным работникам профсоюзов"

"Профсоюзы Красноярья"

Подписка на Солидарность с приложением Профсоюзы Красноярья

Twitter YouTube LiveJournal Facebook вКонтакте

Полный каталог профсоюзных сайтов России! (структура ФНПР)

Профсоюзные средства массовой информации в сети Интернет

Структуры профсоюзного образования в сети Интернет

Зарубежные профсоюзные сайты на русском языке (международные объединения профсоюзов и другие профсоюзные организации и структуры разных стран)

www.fnpr.ru

Газета Солидарность

"Всероссийская политическая партия Союз Труда"

Академия труда и социальных отношений


Восточно-Сибирский региональный учебный центр профсоюзов

 
Визитка Федерации профсоюзов Красноярского края (файл в формате pdf, готовый для печати)
В представлении профсоюзов края работа должна быть в радость и удовольствие, а работники должны быть уважаемыми гражданами в обществе и на рабочем месте.

N29-2003

“Приходите, будем работать!...” Интервью с Губернатором края.

Скоро исполнится год губернаторства Александра Хлопонина. На протяжении всего этого периода новой команде управленцев ставился вопрос: когда будет представлена программа развития края?! И вот в самый разгар сезона отпусков, губернатор обозначил основные позиции разрабатываемой Стратегии развития Красноярского края. Многие тезисы программы, рассчитанной до 2010 года, вызвали неоднозначную реакцию среди профсоюзного актива. Особенно это касается вопросов социальной сферы. Чтобы получить информацию из первых уст, редакция попросила губернатора края А.Г. Хлопонина ответить на вопросы “Профсоюзов Красноярья”.


— Александр Геннадиевич, вопрос стратегии любой программы это вопрос приоритетов. Где Вы видите точки роста для нашего края?

— Начну с того, зачем нужна “Программа социально-экономического развития края до 2010 года”? В спорте существует, так называемый принцип велосипедиста: “Чтобы не упасть — достаточно просто крутить педали, чтобы добраться до финиша — нужно тренироваться, чтобы победить — нужно не только много тренироваться, но и правильно распределить силы на дистанции!” Так вот, наша “Программа...” и позволит нам правильно распределить силы по дистанции. Только так мы сможем рационально распорядиться бюджетными средствами и получить положительный результат.

Мы поставили себе задачу — к 2010 году удвоить валовый региональный продукт. Для этого мы выбрали путь развития, который эксперты назвали “интенсивным”. На Губернаторском совете, в состав которого входят все главы городов и районов края, было принято решение о создании бюджета развития, с помощью которого будем стимулировать развитие промышленности, малого и среднего бизнеса в нашем крае, — то есть реального сектора экономики, создающего добавочный продукт и являющегося источником пополнения бюджета. Особо подчеркну, — создание бюджета развития, удвоение валового регионального продукта — все это для нас не самоцель, а лишь инструмент повышения благосостояния населения. Речь идет в первую очередь о повышении качества жизни как таковой: об увеличении заработной платы по отраслям, создании новых рабочих мест, снижении безработицы. Первые плоды реализации “Программы социально-экономического развития...” жители края почувствуют уже в 2006 году.

— Вы говорите о бюджете развития, государственных инвестициях в промышленность... Не пытается ли власть в этом случае взять на себя функции бизнеса? Не идет ли речь о том, чтобы снять с частного капитала ответственность за инвестиционный климат в крае?

— Ни в коем случае! Наша позиция в этом вопросе предельно проста и однозначна: власть берет на себя серьезную ответственность за создание того самого инвестиционного климата в крае, о котором Вы говорите. Наша задача — СОЗДАТЬ УСЛОВИЯ для эффективного развития реального сектора экономики. Власть должна поддерживать предприятие, у которого есть перспектива, есть реальный план действий на несколько лет вперед. И власть, и бизнес должны думать о будущем.

Недавно вновь начал работать “Сивинит”, красноярский цементный завод получил новые заказы, на птицефабрику “Сибирская губерния” иностранные коллеги приезжали опыт изучать. Это хорошо? Несомненно! То есть, деятельность краевой власти начинает приносить первые плоды. У нас к бизнесу одно требование — развивайтесь! Если вы получили в собственность промышленный актив, — развивайте его! Не рассчитывайте еще десять лет выпускать какую-нибудь “загогулину”, которую завтра в Китае или Корее начнут делать в пять раз дешевле. Можно, конечно, выгнать людей, сдать завод под какие-нибудь склады и отдыхать от производственной деятельности на Канарах... А кто будет заниматься новыми сотнями и тысячами безработных? Власть? Нет, так не будет! Предприниматели тоже должны нести свою долю социальной ответственности — перед своими работниками, перед краевым бюджетом. А если кто-то окажется “непонятливым”, то у нас есть для них свои методы “убеждения”.

— Реализация любой программы требует значительных ресурсов. Сейчас, в средствах массовой информации ваши оппоненты активно проводят мысль, что развивать реальный сектор экономики мы будем за счет социальной сферы. Так ли это?

— Нет! Есть три приоритета социальной ответственности власти, которых наша команда твердо придерживается. Первое — мы обязаны защитить детей, стариков, инвалидов. Второе — мы безусловно выполним все свои обязательства перед бюджетниками: зарплата будет выплачиваться своевременно и в полном объеме. И третье — власть должна заботитьсЯ не только о бюджетниках. Напомню, в Программе речь идет о повышении уровня жизни всех жителей края, работников всех отраслей. Как раз этого мы и достигнем через развитие производства и бизнеса в целом, через создание рабочих мест. Только в этом случае люди получат возможность себя реализовать.

Когда же мы говорим об оптимизации расходов бюджетной сферы, которая станет одним из приоритетов формирования бюджета 2004 года, имеется в виду следующее. В последние годы значительную часть бюджета край тратил на социальную сферу, на то, что не создает прибавочного продукта. Социальные обязательства перед населением важны, с этим бессмысленно спорить. Но есть определенные экономические законы: нельзя все проедать, необходимо думать о завтрашнем дне, заниматься развитием, поддерживать инвестиционные проекты. А ведь даже в те годы, когда в крае был профицит бюджета, мы ни копейки не вложили в реальный сектор экономики. А значит и не создали новых возможностей для пополнения бюджета.

Когда смотришь статистику, видишь интересную вещь. У нас из реального сектора экономики люди уходят. В год — более двух процентов. А куда? В бюджетную сферу! То есть, опять не в реальный сектор экономики, не на рынок услуг, не в малый и средний бизнес, а в государственные учреждения. Там прирост составляет до 10 процентов. В итоге бюджетная сфера все раздувается, раздувается... А это что? Опять увеличение расходов. В результате мы раздули “социалку” до таких размеров, что содержать ее уже нет никаких сил.

Алгоритм предлагаемых действий такой. В 2004 году мы не увеличиваем расходы на “социалку”, но и не уменьшаем. В области капвложений оставляем только инвестиции, направленные на оптимизацию сложившейся ситуации. Что это означает? Допустим, вкладываем деньги в переселение людей из Туруханского района, которые сидят там без работы, в другие районы края. Это означает, что, вкладывая деньги сейчас, мы в перспективе сократим расходы на содержание Туруханского района, которое обходится бюджету края в колоссальные суммы. Туруханск — не Сочи! На Севере человек должен находиться, только если в этом есть какой-то смысл. Он или что-то строит, или производит то, чего нельзя произвести в более комфортных условиях. Безработный в Туруханске — нонсенс.

— И все же, Вы знаете, люди очень настороженно относятся к планам так называемой “оптимизации социальной сферы”, которая почему-то всегда заканчивается секвестром, то бишь сокращением.

— Повторю, сокращений не будет! Необходимо согласиться с некоторыми ограничениями в 2004 году. Причем, очень важно понять — ограничения эти не будут касаться денежных выплат населению. А вот с вводом новых объектов соцкультбыта давайте подождем! Надо хотя бы научиться максимально использовать то, что уже существует. При этом еще раз повторю: зарплата бюджетникам выплаЧиватьсЯ будет в полном объеме. Мы не собираемся на этом экономить!

— Те средства, которые будут получены от оптимизации социальной сферы, останутся в самой “социалке” или уйдут на иные цели?

— Они станут ОДНИМ ИЗ ИСТОЧНИКОВ формирования бюджета развития. Бюджет развития — это своего рода “инвестиционный мешок”, в который мы намерены привлечь порядка 5-6 миллиардов рублей. Это не только средства, “сэкономленные” на “социалке”. Они составят максимум 20 процентов. Сюда входят еще и сверхнормативные доходы от продажи цветных металлов, плюс банковские кредиты, ссуды из федерального бюджета, которые мы привлечем. Бюджет развития станет инструментом, с помощью которого мы будем стимулировать перспективные инвестиционные проекты. Когда они начнут давать отдачу, увеличится налогооблагаемая база, тогда у нас появится возможность “вернуть” часть дополнительных налоговых поступлений обратно в бюджетную сферу.

— И куда власть намерена направить этот бюджет развития?

— Вариантов множество. Например, инвестировать в виде денежных средств в совместные проекты по принципу: ваши 800 миллионов, наши 200. Или в виде налоговых льгот предприятиям малого и среднего бизнеса, но при обязательном соблюдении ряда условий. Что они выйдут из “тени”. Что налоги они будут платить на территории Красноярского края. Тогда мы даем им льготу со всех оборотов и упрощаем систему налогообложения. Мы даем им новую систему учета: десять доходных статей, десять расходных статей. Сальдо появилось, вот с него и платите 5 процентов. И живите спокойно, никто вас больше трогать не будет вообще в этой части. Мы говорим: тогда ты имеешь право получить кредиты для развития без процентов фактически на три года, и имеешь право получить льготу по налогам.

В крае у нас тысячи предприятий с небольшим оборотом. А предприятий с оборотом в миллиард — единицы. Однако 99 процентов налоговых поступлений дают крупные предприятия. И только 1 процент — малый и средний бизнес. Задаю вопрос: когда мы даем льготу малому и среднему бизнесу, чем мы рискуем? Всего 1 процентом налоговых доходов. То есть практически ничем. А выиграть можем многое.

Когда малый и средний бизнес легализует свой доход? Когда у него оборот начинает переваливать миллион долларов в год. Потому что деньги у него появились, он хочет купить себе хорошую квартиру, хорошую машину, он вынужден будет показать легальный доход. Это, между прочим, важнейшая социальная задача: “белая” зарплата дает налоги, дает реальные отчисления в пенсионный фонд, что позволит работникам в старости получать достойную пенсию, дает возможность, наконец, брать в банках кредиты на строительство жилья.

Еще одна форма инвестиций, точнее, главные государственные инвестиции — это инфраструктура. Государство не имеет право вкладывать деньги в бизнес. А вот развитие инфраструктуры — ее прямая обязанность. Это строительство дорог, это нефтепроводы, это ЛЭП, это ЖКХ и так далее. У банков сегодня денег очень много, но они не знают, что с ними делать. Они не верят власти, они боятся, потому что нет стратегии развития региона. Но если банк или другой инвестор видит, что государство начало строить дороги, скажем, в Богучанском районе, то большие деньги в лесную отрасль приходят сразу же. Потому что рентабельность вырастает в разы. Объемы растут, все растет.

Следующий пункт. Инвестиции в инновационные технологии. Что сегодня в науке происходит? Наука говорит: дай денег! Ну, дал, и что дальше? Дальше нет ничего. Проблема нашей науки в том, что они разработают какую-нибудь полезную в принципе вещь, а до стадии промышленного внедрения не доводят. Инвестировать средства в науку мы будем в соответствии с мировой практикой — через специальные фонды. Логика инвестора проста: я знаю, что ты грамотный ученый, а у меня есть деньги. Я вложу в такой фонд, допустим, 50 миллионов рублей. Я знаю, что из двадцати проектов один “выстрелит”. Мне важно получить доход от своего вложения в этот фонд. Создайте технологию и продайте, а я получу свою часть прибыли в той пропорции, в которой вложил туда деньги. Да, я рискую. Но если один проект “выстрелит”, то рентабельность у науки очень высокая.

Вот так и будет функционировать бюджет развития. Мы создадим Управление проектного финансирования. И, давайте, коллеги, приходите в это управление и доказывайте, что ваш проект рентабельный, что он выгоден вам и краю. Докажите — получите деньги.

— Как Вы оцениваете нынешнее состояние трудового потенциала края? Ведь ни для кого не секрет, что сложная демографическая ситуация, ухудшение здоровья трудоспособного населения — все это снижает уровень квалификации рабочей силы.

— Давайте смотреть правде в глаза: с демографической ситуацией у нас в России, начиная с 1917 года, дела никогда не обстояли просто — революции, войны, коллективизация, репрессии, ГУЛАГ... А за ними обязательно следовали “демографические провалы”. Как бороться с нынешним падением рождаемости? Можно, конечно, пошутить — что традиционным способом!.. Однако, дела обстоят настолько серьезно, что не до шуток. Я убежден, что в наших условиях рост рождаемости, устойчивая тенденция к улучшению здоровья трудоспособного населения возможны только при общем повышении качества жизни. Как раз это мы и ставили во главу угла, разрабатывая нашу стратегию интенсивного пути развития края.

Если же говорить о трудовом потенциале, то не зря мы сегодня особое внимание уделяем молодежи, готовим концепцию молодежной политики. Да, и чего лукавить, — во многом “Программа социально-экономического развития...” направлена в будущее, адресована, в первую очередь, — молодому поколению.

К сожалению, сегодня у нас очень много людей социально пассивных, с иждивенческой позицией: “Дай!” Оставшись по каким-то причинам без работы, вместо попыток найти себе новое применение в жизни, взрослые, здоровые люди предпочитают сидеть на шее у своих стариков или получать пособие, надеясь на извечное русское “авось”...

А среди молодежи много активных людей. Это новое поколение, у которого высокие жизненные стандарты, и при этом — большое желание чего-то достичь в этой жизни. Они уже выросли с осознанием аксиомы — на власть надейся, а сам не плошай! И мы должны создать им условия, чтобы они смогли реализовать свой потенциал ЗДЕСЬ, в Красноярском крае, и ЗДЕСЬ, в Красноярском крае, остались работать и жить.

— Профсоюзы считают основной причиной снижения трудового потенциала низкий уровень заработной платы. Работодатели говорят о повышении цены труда только при росте его производительности. Согласны ли Вы с указанными тезисами?

— Я думаю, это та тема, где есть, о чем подискутировать. Если рассматривать труд как товар, то уровень заработной платы диктует состояние рынка труда, где действуют извечные законы спроса и предложения. Там, где между ними в определенной нише достигнута “равновесная точка” — это и есть конкретный размер конкретной заработной платы.

Возьмем в глобальном смысле нынешний рынок труда. Сегодня на нем присутствует явный перекос — переизбыток предложения экономистов, юристов и прочих, еще недавно считавшихся “престижными”, профессий.

ВУЗы за последние годы наплодили их столько, что каждый третий, если не каждый второй обладатель вузовского диплома сегодня экономист или юрист. И, конечно, в целом зарплата по “отрасли”, если ты не какой-нибудь супер-специалист, падает. Но при этом же существует большой дефицит квалифицированных рабочих. И в этой ситуации хороший рабочий, обсуждая с нанимателем уровень своей оплаты, находится в гораздо более выгодном положении.

Другое дело, что у нас специалисты далеко не всегда адекватно оценивают свои возможности: хотят работать как при социализме, а получать как на капиталистическом Западе...

— Но ведь производительность труда и качество труда понятия разные. Самый квалифицированный и дисциплинированный работник не может дать западную производительность труда на станке образца 50-х годов?

— Согласен, без технического переоснащения промышленности говорить о росте производительности труда проблематично. Как и без рациональной правильной организации труда. Без грамотного менеджмента. Без добросовестности персонала. Вообще, на самом деле, на Западе капитал и труд гораздо более тесно, и, я бы сказал, более гуманно, сосуществуют и взаимодействуют между собою уже несколько десятилетий. Нам, конечно, до этой стадии нужно пройти еще немало. В том числе, надо менять и психологию: и работодателей, и работников. В конечном счете, рост производительности труда должен быть общей заботой и собственников, и работников. И те, и другие должны нести за него равную меру ответственности.

— В октябре запланировано повышение зарплаты в бюджетной сфере, но в связи с этим возникают проблемы межбюджетных отношений. Не поставят ли эти проблемы под удар индексацию зарплаты первого октября?

— Нет. Трудности, конечно, будут, но свои обязательства перед бюджетниками мы выполним.

— Со стороны Ваших оппонентов звучала критика договоренности администрации края и профсоюзов о выплате двух окладов работникам бюджетной сферы. В том числе, были упреки в нерациональном использовании средств. Могли бы Вы прокомментировать эту критику?

— Этот шаг с нашей стороны как работодателя был вполне осознанным. Я полагаю, что после него вполне логично выглядели бы адекватные шаги со стороны работодателей — частников. Хотим мы этого или нет, жизнь дорожает, в том числе — по оплате услуг ЖКХ. Хотя мы, конечно, делаем все возможное для своевременного перечисления средств, предназначенных для адресной компенсации затрат населения...

— Так как была затронута тема реформирования ЖКХ, то нельзя не сказать, что краевые профсоюзы в свое время приняли решение требовать от работодателей роста оплаты труда при увеличении расходов населения на коммунальные услуги. Такое решение подвергалось сомнению со стороны, прежде всего, КПРФ: мол профсоюзы отказываются поддержать их взгляд на реформу ЖКХ и повышения зарплаты тоже не добьются! Ваши прогнозы по сравнению эффективности этих двух подходов?

— Конечно! Гораздо “честнее” инициировать по ЖКХ бессмысленный, но шумный “предвыборный” референдум с вопросом, ответ на который заранее известен! Как там он формулируется? “Согласны ли вы, что проводимая жилищно-коммунальная политика ухудшает условия жизни населения края?” Ну, хорошо! Ну, согласны. Проголосовали. А что дальше? Ничего! Это как в том анекдоте о петухе, который бежит за курицей: “Не догоню, так хоть согреюсь...”

Согласен, что тема ЖКХ сложная и болезненная. От нее ни в коем случае нельзя отмахиваться, но и спекулировать на ней тоже недопустимо. В этом смысле позиция профсоюзов представляется мне и как губернатору, и как гражданину — наиболее реалистичной, наиболее взвешенной, наиболее... честной, что ли?.. Частным предпринимателям тоже пора понять, что если они сдерживают повышение зарплаты своим работникам, то почему бюджет должен компенсировать такую политику выплатами этим же работникам субсидий по ЖКХ?

— Вы часто говорите о том, чтобы каждый занимался своим участком работы и нес за это ответственность. В нашей газете активно дискутировалась идея социального договора в котором власть, работодатели и трудящиеся определили бы взаимную ответственность за вывод края из кризиса. Знакомы ли Вы с данной концепцией и каков Ваш взгляд на нее?

— Да, я помню тот материал в подборке прессы. Вполне резонная и конструктивная позиция. Ведь что получается? Ну, подписали мы с профсоюзами протокол о выплатах работникам бюджетной сферы, взяли на себя определенные обязательства. А где работодатели — частники и их доля социальной ответственности?! К сожалению, они предпочитают платить зарплату в “темную” и держать своих работников на коротком поводке... Поэтому Ваш вопрос снова возвращает нас к теме нашего сегодняшнего разговора. Мы будем выталкивать их из “тени”. Хотят они этого или не хотят...

Нужно помнить, что невозможно реализовать никакую программу развития, если по ней не будет социального согласия или иными словами — социального договора. Вот к примеру, моя недавняя поездка в Канск еще раз показала насколько негативно сказывается на социально — экономическом положении города, региона отсутствие согласия между исполнительной и законодательной властью, между властью и общественно — политическими организациями и партиями. Вместо реального дела — политические демарши и амбиции.

— Говоря о том, что трудящиеся и их представители — профсоюзы могли бы взять на себя часть ответственности за экономический рост, предполагается наличие некой ниши профсоюзов в экономической системе. Какой Вы видите роль профсоюзов в рыночной экономике, в развитии рынка труда?

— Во время встречи с профсоюзным активом работников коммунальной отрасли в Дивногорске я уже говорил, что ни одна развитая рыночная экономика не обходится без сильного профсоюзного движения. Потому что независимо от формы собственности необходимо отстаивать интересы того, кто трудится по найму.

Но весь вопрос, как их отстаивать?! Здесь профсоюзам необходимо определиться: будете ли вы одной из многих общественных организаций не влияющих на экономические процессы, или профсоюзы станут реально влиять на рынок труда в интересах работников. Появление “Программы социально-экономического развития края до 2010 года” дает профсоюзам шанс найти свою “нишу” в создаваемой в крае системе социально-экономических отношений.

Вы знаете, сейчас, когда после обнародования этой программы, в наш адрес начинают раздавать какие-то упреки, или кто-то опять начинает спекулировать на тему: “вот, опять что-то там принимают, даже не посоветовались...”, я всем этим “товарищам” говорю одну простую вещь — приходите, подключайтесь к работе! Потому что именно сейчас рабочая группа под руководством П.И. Пимашкова и Э.Ш. Акбулатова насыщает эту программу конкретикой, наращивает на нее “мясо”. Это та самая “ниша”, где дело найдется всем: и тем, кто считает себя “сочувствующим”, и тем, кто считает себя “оппозицией”, партиям и движениям, бизнесменам и наемным работникам... В связи с этой программой власть берет на себя огромную ответственность. Приходите со своими предложениями, но будьте готовы к тому, чтобы взять на себя свою долю ответственности! Времени на разговоры больше нет! Так что и к профсоюзам края я обращаюсь с тем же предложением — приходите, будем работать!

— Благодарим за ответы, надеемся, что это не последняя Ваша встреча с читателями нашей газеты.

Беседовал Андрей ВАСИЛЬЕВ



19.01.2004 - 00:28
1362



Версия для печати Версия для печати

Наверх

© Красноярское краевое объединение организаций профсоюзов
''Федерация профсоюзов Красноярского края'', 2003-2019
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.
Рейтинг@Mail.ru